Светлана ХватоваЭротический массажелена зуева энерго психолог психотерапия
full screen background image

«Пациенты нам сочувствовали, что мы здесь заперты на 14 дней с ними»

«Пациенты нам сочувствовали, что мы здесь заперты на 14 дней с ними»

«Я это героизмом не считаю — это наша работа», – пояснила завотделением Республиканской клинической инфекционной больницы имени Агафонова в Казани Дина Семёнова. Она рассказала о том, как проходил двухнедельный карантин в больнице вместе с пациентами с подозрением на коронавирус, как изоляция помогла коллективу сблизится, и почему она не считает нынешний усиленный режим работы героизмом.

Об этом сообщили «РИА Новости».

Дина Семенова в конце февраля две недели жила на работе — к ним привезли восьмерых жителей Татарстана, эвакуированных с лайнера Diamond Princess, на котором была зафиксирована вспышка коронавируса. Трое врачей прошли карантин вместе с пациентами — находились в больнице круглосуточно.

“Мы не знали, в каком состоянии к нам приедут люди: ходячие они или лежачие, есть ли у них одышка или нарушение гемодинамики (движение крови по сосудам. — Прим. ред.). У нас был готов реанимационный бокс. И мы не боялись: в голове был план действий на случай, если что-то пойдет не так”, — вспоминает она.

Медики жили в “чистой зоне” для персонала, палаты больных располагались за стеклом. Для казанской больницы это первый опыт длительного карантина. К счастью, ситуация развивалась по наиболее благоприятному сценарию — среди эвакуированных пассажиров лайнера не было тяжелых. Но работы все равно хватало.

“Каждый день — мониторинг пациентов. Мы круглосуточно находились на боевом посту. Наши люди не были в тяжелом состоянии, но у большинства имелись факторы риска: сердечно-сосудистые заболевания, эндокринные. Мы следили за отсутствием отрицательной динамики. У меня, как у заведующей отделением, рабочий день длился бесконечно: помимо осмотра пациентов, нужно было проводить консилиумы с руководством, готовить отчеты”, — описывает обстановку Семенова.

Изоляцию медики перенесли спокойно.

“Команда настроилась, что придется две недели как минимум провести на карантине. Сначала опасались, что он затянется, но время прошло быстро. Естественно, скучали по родным, а они — по нам. Старались выкраивать время на отдых — в свободные часы читали книги, занимались йогой, слушали музыку, пытались чем-то себя занять. За ужином обсуждали события дня, нас это сближало”, — с теплотой в голосе рассказывает Дина Семенова.

У Дины две дочери, старшей одиннадцать, младшей пять — она тоже хочет стать врачом. Как мама.

“Младшей я каждый вечер объясняла, что людям необходима помощь, она как-то прониклась, отнеслась с пониманием, была готова ждать меня — поэтому разлуку мы перенесли не так тяжело”.

Сложнее пришлось пациентам — они уже были морально истощены пребыванием в изоляции на борту лайнера.

“Мы старались создать для них комфортные условия. Они, конечно, были рады наконец оказаться на родине и получить помощь. Со своей стороны, мы выкладывались по максимуму, поэтому пациенты были нам благодарны — даже сочувствовали, что мы здесь заперты на четырнадцать дней вместе с ними. Первое время они были подавлены, потом приободрились: мы им рассказывали о результатах анализов, о динамике. Все проходило мирно, гладко”, — вспоминает Семенова.

Коллектив больницы до сих пор смеется: начало их изоляции пришлось на 23 февраля, а конец — на 8 марта. По иронии судьбы команда, работавшая с пассажирами Diamond Princess, полностью состояла из женщин. Когда закончился карантин и все пациенты отправились по домам с отрицательным анализом на коронавирус, они сказали медикам много теплых слов. И не только они.

“Было очень приятно: нас поздравили президент, министр здравоохранения. Но лучшим подарком было возвращение домой. Дети подготовились, нарисовали открытки, родные встречали с цветами и распростертыми объятиями. Все это время детьми занимался муж, но бабушки и дедушки очень помогали. Я была спокойна, потому что у меня надежный тыл”, — улыбается врач.

Дина Семенова говорит, что шансов заразиться в стенах больницы меньше, чем вовне, поэтому не переживает за себя и свою семью: “Здесь мы соблюдаем противоэпидемические мероприятия, заходя к больным, надеваем средства индивидуальной защиты, чистая и грязная зоны постоянно обрабатываются”.

На момент нашего разговора с Семеновой в больнице, где она работает, находилось 19 человек с коронавирусной инфекцией. Медики уже не живут в учреждении круглосуточно, но работы у них меньше не стало.

“Сейчас у нас семидневка — выходных нет. У меня смена с восьми до 17 часов, но обычно я ухожу позже”, — признается она.

В казанской больнице лежат пациенты разных возрастов — и молодые, и пожилые. “Пациентов на ИВЛ, к счастью, нет, есть люди в состоянии средней тяжести. В регионе пока не было летальных случаев. Один человек выписан домой — француз, игрок волейбольной команды. Выписка — это маленькая победа”.

К тому, что нагрузка выросла в разы, Дина относится спокойно. “Я это героизмом не считаю — это наша работа. Мы ее выбрали и стараемся качественно выполнять. Нагрузки серьезные, но ведь ситуация может выйти из-под контроля, поэтому такие меры оправданны. Мы хотим вылечить наших пациентов, не допустить распространения инфекции”, — говорит она.

И в конце разговора добавляет: “Надеюсь на сознательность россиян”.

Как сообщалось ранее, две бригады скорой помощи в Рязани находятся на карантине после контакта с пациентами с подозрением на коронавирус. Два фельдшера и два водителя сдали анализы и ждут результаты. Медработники Татьяна Машкова и Людмила Ерыкалова рассказали, как проводят время в изоляции.

.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

acecb5471e325cbe